Разделы

Интеграция ИТ в банках

Банки топ-10 вынуждены кастомизировать до 75% вендорского решения

Чтобы выявить взаимосвязь масштаба розничной деятельности банков, выбора вендорских ИТ-решений, их функционала и стоимости, CNews Analytics провел круглый стол на тему «ИТ для банков: тренды, инновации, перспективы». Свои мнения высказали руководитель дирекции по работе с ключевыми клиентами компании «Синимекс» Вячеслав Фокин, заместитель начальника департамента банковских технологий и программного обеспечения «Нордеа Банка» Иван Агеев, начальник управления разработки и внедрения ДБИТ ВТБ24 Андрей Залманов, руководитель дирекции стратегического развития ИТ «Уральского банка реконструкции и развития» Алексей Коваль, заместитель председателя правления СКБ-банка Вячеслав Лаптев.

Кроме того, у нас был достаточно интересный проект, связывающий платежные терминалы с идентификационными картами банка «Это Я». Клиент может совершить в платежном терминале практически любую банковскую операцию.

CNews: На ваш взгляд, как при выборе ИТ-решения взаимосвязаны масштаб деятельности банка, выбор вендорского решения, функционал и стоимость?

Вячеслав Фокин: В целом масштаб банка, разветвленность его продуктового пакета являются основными факторами влияния. Можно выделить несколько типов банков, для которых характерна та или иная взаимосвязь критериев при выборе ИТ-решения.

Первая группа – топ-10 банков. Они достаточно часто используют программные продукты, разработанные по индивидуальному заказу, и даже в тех случаях, когда используется вендорское решение, степень кастомизации составляет 25–75% функционала. Плюсом такого подхода является итоговая гибкость и настраиваемость бизнес-процессов, а минусом – удорожание внедрения в несколько раз по сравнению со стоимостью коробочного продукта. В случае крупнейших банков такие затраты являются экономически оправданными.

Вдобавок к проекту внедрения всегда присутствует интеграционная составляющая. ИТ-интеграция упорядочивает взаимодействие в банке, ведь банк – это не только «зоопарк» ИТ-систем, но и «зоопарк» регламентных процедур внутри различных подразделений. В результате интеграционные решения в крупных банках зачастую выполняют не только технологическую роль, но и методологическую. Документация интеграционного решения представляет собой набор общебанковских регламентов, касающихся взаимодействия систем в рамках выполнения бизнес-процессов. Чем больше в банке систем, тем дороже интеграция, однако приведение межсистемного взаимодействия к общему знаменателю существенно сокращает затраты на сопровождение банковской ИТ-инфраструктуры и на внедрение новых систем.

Вторая категория – топ-50–топ-70. Это средние банки, и им также требуется обеспечить гибкость бизнес-процессов, но в меньшей степени, чем топ-10. Соответственно, они испытывают несколько меньшую потребность в интеграции. В результате зачастую им требуется не более 25% глубокой кастомизации плюс настройки в рамках существующего функционала. Превышение этого показателя в случае средних банков будет экономически неэффективным. Они делают ставку на проверенные решения и наличие хорошей команды у поставщика.

У банков за топ-100 доминируют определенные виды бизнеса, чаще всего они используют 1–2, может, несколько коробочных решений, которые закрывают весь спектр их потребностей. Степень интеграции у них ниже, использование «тяжелых» решений от вендоров нецелесообразно, интеграция по принципу «точка-точка» в большинстве случаев экономически оправдано.

Иван Агеев: Стоимость вендорского решения во многом зависит от его функционала. Необходимый функционал определяется выбранной ИТ-стратегией. ИТ-стратегия напрямую зависит от стратегии развития бизнеса. Понимание того, как банк планирует развивать продуктовую линейку, как будет увеличиваться количество клиентов, транзакций и т.д., дает возможность предложить бизнесу подходящее ИТ-решение и совместно обсуждать его экономическую целесообразность. Если приемлемый для бизнеса результат достигается вручную или в Excel, нет смысла инвестировать в автоматизацию. Конечно, если банк конкурирует в сфере электронных услуг, без информатизации не обойтись. Бизнес-приоритеты определяют все, в том числе и размер инвестиций в ИТ-инновации.

Андрей Залманов: Масштаб банка непосредственно влияет на объемы обрабатываемых данных и на риски, связанные с возможной недоступностью информационных систем. Сбои в функционировании, а тем более простои систем, связанных с обслуживанием большого количества клиентов и/или операций, влекут за собой очень серьезные финансовые и репутационные потери. В этой связи для крупных банков критически важна способность применяемых решений обеспечивать надежную работу в условиях высокой нагрузки.

При этом такие факторы, как полное удовлетворение требований банка «из коробки», зачастую менее важны. Крупный банк, как правило, обладает возможностями, позволяющими, приобретя качественное базовое решение (платформу), дополнительно инвестировать средства в его кастомизацию под свои требования.

Алексей Коваль: Связь прямая. Необходимо выбирать те решения, которые способны работать в крупном федеральном банке – как с точки зрения нагрузки, количества пользователей, так и с точки зрения разнообразия функционала. Вендора надо выбирать аналогично. Он должен быть в состоянии поддержать проект ресурсами.

Вячеслав Лаптев: Принимая решение о целесообразности проекта, мы, прежде всего, смотрим на его окупаемость. Вложения в проект не зависят от того, на какое количество клиентов он рассчитан, а окупаемость прямо пропорциональна количеству предполагаемых операций. Чем меньше банк, тем меньше проектов у него окупаются, по мере роста банков окупаемость проекта увеличивается. Это касается и вендорских решений, для крупных банков оказываются приемлемыми дорогие решения, которые дают конкурентные преимущества.

CNews: Какие показатели позволяют найти баланс между функционалом и стоимостью?

Вячеслав Фокин: Банковские ИТ-системы имеют устоявшуюся систему классификации. К наиболее критичным относятся решения, отказ которых приводит к отказу работы всего банка, к примеру, это АБС. Далее идут бизнес-критичные системы (к примеру, кредитные конвейры, ДБО) – их отказ приводит к простою соответствующего бизнес-направления. Решения первого и второго типа должны быть на промышленной платформе, с поддержкой от крупных вендоров, соответствующим образом зарезервированы, что позволяет обеспечить их работу в режиме 24х7. Их цена наиболее высокая среди прочих банковских ИТ-систем, но риски, связанные с их простоем, несоизмеримо выше.

Менее критичны для банка «обслуживающие» системы, например решения для управления административно-хозяйственной деятельностью. Для создания таких решений могут использоваться менее дорогие платформы, поскольку их отказ, скажем на 2–3 часа, не отражается напрямую на прибыльности банка. Это отличная возможность для банков сократить расходы на ИТ.

Кроме этого важные требования банков к ИТ связаны с безопасностью. Чем крупнее банк, тем жестче требования, и они не могут не сказываться на стоимости ИТ-инфраструктуры. Банкам приходится внедрять различные решения по ИБ и почти всегда искать компромисс между гибкостью, функциональностью и ИБ. Реальность такова, что в крупных банках решения почти всегда принимаются в пользу обеспечения безопасности.

Иван Агеев: Могу проиллюстрировать ситуацию выбором АБС. Тендер на внедрение выиграла ИТ-компания, решение которой на тот момент максимально соответствовало бизнес стратегии банка – развиваться как универсальный банк, предлагающий полный комплекс продуктов как для корпоративных, так и для розничных клиентов. В выбранной системе было достаточно большое количество решений для поддержки розничных продуктов, которые успешно функционировали в других банках. Мы планировали максимально использовать линейку готовых решений, а не изобретать велосипед. Подход «reuse before buy, buy before build» позволял получить реальные бизнес-выгоды при развитии бизнеса.

Андрей Залманов: Руководствуясь подобными соображениями, мы в свое время выбрали Fidelity Profile в качестве базовой платформы для реализации основных розничных продуктов банка. Данная система привлекательна именно в качестве надежного механизма, позволяющего реализовывать почти любую продуктовую функциональность, обеспечивая при этом обработку данных десятков миллионов клиентов в режиме 24х7. В активе системы десятки внедрений в крупнейших банках мира, в рамках которых система демонстрирует впечатляющие возможности в плане производительности, масштабируемости и устойчивости. И именно эти факты явились для нас определяющими в процессе принятия решения о дальнейшем сотрудничестве с компанией FIS.

CNews: На какие ИТ-системы в первую очередь влияет масштаб розничного бизнеса банка?

Вячеслав Фокин: Розничный бизнес многогранен, поэтому влияние в первую очередь оказывается на фронтальные системы. Каждый банк делает ставку на различные каналы клиентского доступа: это может быть рабочее место операциониста, интернет-банкинг, мобильный банкинг. Не обходит розничный бизнес влиянием также и бэк-офисные системы. Именно розница формирует основную нагрузку на АБС, которая должна поддерживать определенное количество операций в единицу времени.

Есть также точечное влияние, например, масштаб кредитной розницы влияет на объем кредитного конвейера. Для корпоративного банка нормой является рассмотрение десятков заявок в день, для крупного розничного – десятков тысяч.

Иван Агеев: Во-первых, это совокупность решений, составляющих интернет-банкинг. Во-вторых, это клиентский фронт-офис, потому что именно качество и скорость обслуживания клиента – это те области, где банки сейчас реально конкурируют между собой.

Андрей Залманов: Значение имеет не только масштаб, но и направленность бизнеса. Для универсальных банков масштаб розницы влияет практически на все ключевые системы: продуктовые движки, MDM, кредитный конвейер, системы дистанционного обслуживания, хранилища данных и системы формирования отчетности, системы выпуска и процессирования пластиковых карт и т.д. Кроме того, общая масштабность ИТ-решений влияет и на масштаб инфраструктурных компонент – средств диагностики мониторинга аппаратной и сетевой инфраструктуры, систем работы с обращениями клиентов и пользователей, call-центра, bug-tracking систем и т.д. Банк с масштабной розницей обречен иметь очень серьезное ИТ.

Алексей Коваль: Это все системы, с которыми непосредственно работает клиент банка или сотрудники, занятые обслуживанием клиентов: дистанционное банковское обслуживание, карточные технологии, АТМ, call-центр, ритейл.

Вячеслав Лаптев: Прибыль розничного бизнеса банка формируется за счет большого числа сравнительно мелких операций, чем существенно отличается от корпоративного бизнеса. Надо понимать, что розничный бизнес дает большую нагрузку на информационную систему банка. Поэтому банки, выбравшие розничный бизнес своим стратегическим приоритетом, должны уделять особое внимание мощности вычислительных систем, объемам хранимых данных.

Короткая ссылка