BSS и основатель ЛИССИ обвиняют друг друга в рейдерстве. ЛИССИ развалена

Безопасность Бизнес Интеграция ИТ в банках Новости поставщиков Законодательство Инвестиции и M&A
мобильная версия
, Текст: Игорь Королев
Приобретение компанией BSS разработчика криптографических продуктов ЛИССИ обернулось скандалом: стороны обвинили друг друга в рейдерских приемах, при этом бизнес самой ЛИССИ оказался разрушен.

Основатель компании ЛИССИ (занимается производством средств защиты информации) Владимир Орлов смог вернуться в кресло гендиректора. Это произошло после того, как по иску Федеральной антимонопольной службы (ФАС) суд запретил владельцу 50% доли ЛИССИ - компании «Банк Софт Системс» (BSS) – голосовать своей долей. Впрочем, топ-менеджмент BSS не намерен сдаваться и собирается вернуть контроль над ЛИССИ.

ООО «Лаборатория испытаний средств и систем информатизации» (ЛИССИ) была создана в 2002 г, ее единственным владельцем являлся Владимир Орлов. Переговоры с BSS – крупным производителем ПО для дистанционного банковского обслуживания - начались в 2009 г. BSS для своих продуктов закупало решения от компании «Крипто-Про» примерно на 100 млн руб. в год, вспоминает Орлов. В BSS сначала хотели приобрести у ЛИССИ безлимитную лицензию, но затем решили, что выгоднее будет приобрести саму ЛИССИ и интегрировать ее разработки.

Орлову же такая кооперация сулила возможность получить новых клиентов в виде банков и госорганизаций. Оборот ЛИССИ составлял 35 – 45 млн руб/год, прибыль до уплаты налогов – 10 – 20 млн руб/год. Планировалось, что после сделки с BSS прибыль ЛИССИ увеличиться в три раза.

Орлов продал BSS 50% долю в своей компании, еще 1% выкупил у него Дмитрий Стефанчук – отец советника гендиректора BSS Александра Стефанчука. Владимир Орлов остался гендиректором и сохранил за собой 49% долю.

BSS попросила об отсрочке в оплате свой доли: сначала Орлов получил лишь 7,2 млн руб. При этом в устав ЛИССИ были внесены изменения, согласно которым каждый год в течение трех лет из чистой прибыли компании ему должны были выплачиваться дивиденды на 8,9 млн руб., а также 65% от остальной прибыли до тех пор, пока эта сумма не достигла бы 51,8 млн руб. (копия устава имеется в распоряжении CNews). Таким образом, общая сумма сделки составила бы 85,7 млн руб.

Однако партнерство не удалось. Орлов рассказал CNews, что BSS не только не стала закупать продукты ЛИССИ, но, наоборот, отстранило компанию от участия в гостендерах (в частности, по УЭК для правительства Москвы). Более того, в какой-то момент Орлов обнаружил, что BSS под видом сертифицированной разработки ЛИССИ - LirSSl – встроила в свои продукты не прошедшее сертификацию решение LirCryptoki. Обещанных выплат основатель ЛИССИ также не получил.

Компания Владимира Орлова в результате конфликта с BSS оказалась разрушена

Александр Стефанчук признает в беседе с корреспондентом CNews, что сотрудничество с ЛИССИ не удалось, но винит в этом Орлова, который якобы не смог найти общий язык с разработчиками BSS.

«Мы предложили Орлову цивилизованный выход: он передает нам права на разработки ЛИССИ, которые оформлены на него лично, и, оставшись совладельцем ЛИССИ, получает дивиденды, - рассказал Стефанчук. – Но он отказался и пошел по пути конфронтации». Орлов парирует, что за передачу прав на программные продукты ему предложили лишь 95 тыс. руб. (проект соответствующего договора имеется в распоряжении CNews).

Ситуация зашла в тупик, и в мае 2011 г. BSS инициировала смену руководства ЛИССИ: вместо Орлова гендиректором стал Андрей Платицын, который вскоре также возглавил «дочку» BSS - «БСС-Безопасность».

Орлов утверждает, что собрание произошло незаконно, а затем кто-то подделал печать ЛИССИ для внесения Платицына в ЕГРЮЛ в качестве гендиректора компании. В связи с этим основатель ЛИССИ обращался в прокуратуру и МВД, но до сих пор получал отказы в возбуждении уголовного дела.

Вслед за этим почти все сотрудники компании (около 20 человек, кроме главного бухгалтера) ушли в новую структуру Орлова – «ЛИССИ – Крипто». Она располагается в том же офисе, что и ЛИССИ - в подмосковном городе Юбилейный. Более того, в распоряжении Орлова остались документы и оргтехника ЛИССИ, из-за чего Платицын даже подал несколько судебных исков к нему.

Пытаясь вернуть контроль над ЛИССИ, Орлов обратился в ФАС. ЛИССИ, будучи владельцем лицензии на разработку и обслуживание шифровальных средств, относится к числу стратегически важных предприятий. В то же время BSS на 100% принадлежит британской Satterfield Managmenet.

Согласно Закону «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства», BSS была обязана получить одобрение правительственной комиссии в случае установления контроля над ЛИССИ.

При осуществлении сделки BSS лишь уведомила ФАС о покупке 50% доли в ЛИССИ, утверждая, что контрольного пакета у компании нет. Однако после проведения собрания участников ЛИССИ и смены гендиректора ФАС посчитала, что BSS все-таки обладает контролем, и обратилась с иском в Арбитражный суд Москвы. В апреле суд удовлетворил иск и запретил BSS голосовать своей долей в ЛИССИ, в июне апелляция BSS на это решение была отклонена.

Вернувшись к руководству ЛИССИ, Орлов обнаружил, что компания фактически перестала работать. По его словам, новых контрактов при Платицыне не заключалось, при этом у компании образовался долг в размере 18 млн руб. Кроме того, ЛИССИ закрыла аккредитованный при Минкомсвязи удостоверяющий центр и пыталась аннулировать лицензии ФСБ и ФСТЭК. Орлов уверен, что ЛИССИ стала жертвой спланированной рейдерской атаки, с помощью которой BSS якобы пыталась устранить конкурента своего партнера - «Крипто-Про».

Стефанчук эти обвинения отвергает. «Орлов сам согласился продать контрольную долю, а нам, как новым владельцам ЛИССИ, не было смысла разрушать этот бизнес, - говорит он. – Мы не аффилированы с «Крипто-Про» и по желанию клиентов встраиваем в свои продукты разработки других отечественных компаний – «Криптоком», «Сигнал-ком» и др. Бизнес же ЛИССИ был разрушен самим Орловым, который отказался передать нам документы компании».

Стефанчук говорит, что сейчас BSS ни в развитие ЛИССИ, ни в самом направлении разработки криптографической продукции более не заинтересован.

В то же время борьба за контроль над ЛИССИ продолжится, а возвращение Орлова на должность главы компании в BSS считают незаконным. «К настоящему моменту BSS продало 49,9% долю в ЛИССИ Дмитрию Стефанчуку, которому теперь принадлежит контроль в ЛИССИ, - заявил Александр Стефанчук. - Орлов был проинформирован об этом, но при проведении собрания не учел изменение долей. В связи с этим мы будем обращаться в правоохранительные органы по факту подделки документов и рейдерских действий».